Клавдия Яцко вот уже семь лет не принимает приглашений родных и друзей прийти на день рождения или свадьбу - боится, что не сможет разделить радость близких.

У нее в глазах – тоска, отчаяние и безысходность. От постоянной депрессии женщина заболела, она обездвижена. Клавдия вновь и вновь обращается к государственной власти с отчаянным призывом – защитите!

На пресс-конференции в IPN Яцко рассказала, как в 2006 году, после смерти мужа, продала дом в Бельцах и переехала в Кишинев, где устроилась работать консультантом в юридическом управлении правительства. С полковником полиции Х. она познакомилась в примэрии Бельц. Узнав, что новая знакомая продала дом, полицейский попросил одолжить ему две тысячи евро.

Женщина доверчиво вручила деньги, не потребовав даже расписки. Первый долг полковник вернул в оговоренный срок, затем одолжил деньги еще раз. По мнению Клавдии Яцко, первой суммой он даже не воспользовался – это было тестирование. Всего занял 30 тысяч евро, не подписав никаких документов. Обещал вернуть, но обещание не сдержал.

С 2006 года Клавдия Яцко не может получить свои кровные обратно. За это время она неоднократно обращалась в прокуратуру и суды. По словам женщины, в 2007 году ее вызвали в министерство внутренних дел, куда явились и другие кредиторы полицейского. После этого Х. был отстранен от должности вице-комиссара сектора Рышкань. И тут Клавдия, по ее словам, узнала, что полковник связался с киллером, чтобы заказать ее убийство. А в ноябре 2006 года произошло нечто и восе парадоксальное: открывается судебное разбирательство по факту невозврата долга уже Клавдии Яцко полковнику Х.. Примечательно, что расписка о признании долга за подписью Клавдии появляется лишь в феврале 2007 года - спустя три месяца.

На пресс-конференции присутствовал председатель национального антикоррупционного совета «Моя Молдова» Федор Гелич. «Уму непостижимо, почему прокуратура отказывается возбудить уголовное дело, - поразился он. – Единственное объяснение - связи полицейского в прокуратуре. Cправа от меня Яцко Клавдия, которая должна была уже давно лежать в гробу. То, что она жива, удивляет не только меня. Именно ее заказал полковник полиции. Они работали совместно в Бельцах, он был комиссаром муниципальной полиции. Однажды попросил деньги в долг, вернул, затем снова занял, но уже не вернул. И так назанимал у нее 30 тысяч евро. А потом полковник решил избавиться от женщины. Есть и стенограмма его разговора с криминальным авторитетом Бельц, все документы авторизованы, это материалы прокуратуры. Полковник просит бандита-авторитета "убрать" эту женщину, вот так, ни больше, ни меньше!».

Гелич также зачитал выдержки из стенограммы разговора полковника и предполагаемого киллера.

«Киллер: Значит, когда был тот звонок, ты говорил убрать ее, за что убрать?

Полковник: Вы были ошарашены, понимаю. Слушай, она такая... Я взял у нее в долг 30 тысяч евро, сказал, что верну. А она не дает мне покоя, ходит и пишет везде.

Киллер: Я в шоке от твоего предложения. Слушай, но если ты должен деньги - отдай, если не должен - разберись, зачем убирать?

Полковник: Сейчас у меня нет денег. Вообще у меня есть вариант, сделаю так, что она мне должна денег, понимаешь, хочу кинуть на... если она не понимает, она долг не вытащит с меня... Я психанул и сделал расписку от нее, и отправлю в коррупцию и посмотрю, захочет ли она денег обратно, она пишет и пишет...».

Записи этих переговоров были переданы в суд.

Из решения суда сектора Чентру муниципия Кишинэу от 21 декабря 2006 года: «Установлено: в результате расследования подтверждается, что криминальный авторитет города Бельц С.Ш. получил заказ от полковника убрать Клавдию Яцко за сумму долга в 30 тысяч евро».

Поражает терминология: разве «криминальный авторитет» - это термин, применяемый в судопроизводстве? Поражает и то, что фамилия подозреваемого не называется...

Суд выносит определение: возбудить уголовное дело. Но прокуратура отказывает, мотив - нет состава преступления. Яцко подает в суд, вторично выносится решение о возбуждении уголовного дела. Всего суд вынес четыре решения, и все прокуратура не исполнила.

«Без смеха и юмора воспринимать такие вещи невозможно, хотя речь и идет о чужом горе, - говорит Гелич. - Я уже привык, что мы получаем многочисленные сигналы о конфликтах между работниками полиции и гражданами, жалобы на грубые нарушения прав человека, всеохватывающий и господствующий обман. Но такое!... Кстати, генеральная прокуратура располагает информацией о том, что полковник Х. еще и представил фальшивые документы об образовании: политехнический университет Киева не выдавал диплом на его имя, а в выпуске 1994 году не было такого студента».

Гелич говорит, что, проанализировав все документы, пришел к выводу: прокуратура никому не подчиняется. Еще бы: есть факты, доказывающие покушение на убийство, но прокуроры отказывают в возбуждении уголовного дела! Это учреждение, по мнению Гелича, руководствуется не законами, а указаниями. Ясное дело, речь идет не о президенте, не о председателе парламента или премьере, не о генпрокуроре, а о простой гражданке... Женщина столько лет добивается справедливости, получает решение суда в свою пользу, а в прокуратуре ей заявляют: мол, что вы ходите, вас же не убили, вы же живы».

Подводя итог, Гелич сказал, что не удивится, если в ближайшее время в стране «начнут взрываться машины прокуроров и «БМВ» ментов... Обычно в таких ситуациях происходят акции террора, самосуда и другие логические действия».

© «МОЛДАВСКИЕ ВЕДОМОСТИ»
Поделиться:
Комментировать статью Добавить в закладки

Оставить комментарий


Комментариев нет