В апреле в Приднестровье вспыхнул очередной скандал, связанный с обвинениями в отмывании денег. После этого в отставку подал один из соратников нынешнего президента Евгения Шевчука – Талгат Байтазиев, генеральный директор Молдавского металлургического завода.

Обвинения прозвучали от вице-спикера непризнанной республики Галины Антюфеевой. Во время выступления в Верховном совете ПМР 11 апреля она заявила, что Т. Байтазиев был центральной фигурой криминальных схем, с помощью которых из Приднестровья посредством фирм-однодневок и фирм-прокладок (в том числе созданных при ММЗ), вымывались значительные средства. Причем, как полагает вице-спикер, эти схемы были созданы и действовали с одобрения президента Е. Шевчука, и именно они стали одной из причин глубокого экономического кризиса в республике.

По оценке вице-спикера, через завод были отмыты не менее $100 млн.

Как цитирует ИА REGNUM, Байтазиев заявил о своем решении покинуть пост главы во время встречи президента ПМР Евгения Шевчука с трудовым коллективом завода: «Я написал заявление об уходе. Это решение я мотивирую тем, что для Верховного совета раздражитель — это Байтазиев. Так вот, я делаю этот шаг, оставьте завод в покое», — заявил он.

В свою очередь Е. Шевчук высоко оценил деятельность Байтазиева на  посту гендиректора Молдавского металлургического завода. А глава правительства Павел Прокудин заявил, что «в период глубокого кризиса ММЗ остался на плаву только благодаря исключительному менеджменту руководства».

Евгений Шевчук отреагировал на заявление Г. Антюфеевой в адрес  Байтазиева и назвал их ложью. По его мнению, это заявление связано с приближающейся кампанией по выборам президента. В то же время правоохранительные органы по поручению президента начали проверку озвученной информации.

Байтазиев Талгат Алтыбаевич родился в Казахстане в 1966 году. Чаще всего упоминается в прессе как казахстанский бизнесмен, миллиардер и нефтемагнат. Он был назначен генеральным директором ОАО «Молдавский металлургический комбинат» по личному приглашению президента ПМР Евгения Шевчука. Впоследствии сам Байтазиев говорил, что его привлекли в качестве «кризис-менеджера».

В Казахстане Талгат Байтазиев занимал должность директора Атырауского нефтеперерабатывающего завода с 2004 по 2012. В феврале 2013 года в Казахстане Байтазиев был объявлен в розыск по обвинениям в незаконном экспорте и торговле нефтепродуктами. Его обвинили в создании преступной группы из 35 человек, которая нанесла государству ущерб на сумму 71 млрд тенге (около $200 млн).

К моменту возбуждения против него нескольких уголовных дел в Казахстане Байтазиев уже уехал в Грузию, где в декабре 2012 года стал главой грузинской компании Batumi Industrial Holdings, в который входит Батумский нефтяной терминал и Батумский морской порт. Через какое-то время Байтазиева обвинили в контрабанде нефти. В начале 2015 года на Батумский нефтяной терминал правоохранительными органами Грузии был наложен арест.

В марте 2015 года лидер непризнанной приднестровской республики Евгений Шевчук пригласил его на должность директора Молдавского металлургического завода.

Т. Байтазиев.jpg

Т. Байтазиев / Фото: vestipmr.info

В истории Приднестровья обвинения в отмывании денег появляются регулярно. Заявления чаще всего звучат со стороны молдавских властей и правоохранительных органов. Одно из самых резонансных обвинений прозвучало в октябре 2012 года, когда замдиректора Службы информации и безопасности Молдовы Вадим Врабие обвинил левый берег Днестра в том, что «местные и зарубежные финансово-преступные группы используют банковскую систему приднестровского региона для налоговых махинаций и отмывания денег». А это в свою очередь подрывает экономическую безопасность Республики Молдова. Молдавский СИБ посчитал, что банковские структуры ПМР использовались для незаконного товарооборота, денежных переводов из зон конфликта или нестабильных стран, а также для финансирования опасных движений. Неконтролируемый банковский сектор, по мнению В. Врабие, представлял большой интерес для организованных преступных групп, занимающихся наркобизнесом, продажей живого товара, оружия и другими незаконными и прибыльными делами.

Вадим Врабие акцентировал внимание на том, что в проведении международных финансовых операций банкам Приднестровья помогают банковские учреждения СНГ, и сделал вывод, что некоторые хозяйствующие субъекты стран Содружества используют банковскую систему республики для проведения подозрительных финансовых схем через офшорные зоны.

Власти непризнанной республики довольно резко отреагировали на эти заявления. Глава внешнеполитического ведомства ПМР Нина Штански, потребовала от молдавской стороны предоставить доказательства в отмывании денег, и назвала заявления Вадима Врабие голословными.

Центральный банк ПМР также опубликовал заявление, что слова замдиректора СИБа об использовании банковской системы Приднестровской Молдавской Республики в налоговых махинациях и отмывании денег носят «абсолютно провокационный, конъюнктурный и популистский характер».

Открыто об отмывании денег в приднестровской республике в 2001 году говорил президент Молдавии Владимир Воронин: «Через три приднестровских банка и один банк Кишинева отмыто около $580 млн при валовом доходе республики около $220 млн», — утверждал  В. Воронин. «Режим Смирнова — это мафиозный, коррумпированный режим, и он лежит бременем на спинах народа Приднестровья», — был уверен президент Молдовы. Заявление было сделано незадолго до очередных выборов в ПМР.

Громкие уголовные дела по подозрению в отмывании крупных сумм возбуждались и в России. В 2011 году в отмывании денег обвинялись сын и невестка тогдашнего лидера Приднестровья Олег и Марина Смирновы.

Как сообщал Следственный комитет России, в 2006 году РФ выделила Приднестровью гуманитарную помощь в сумме более 1,5 миллиардов рублей, часть из которых в сумме около 160 миллионов рублей была похищена. В ходе следствия установлено, что вместо выплат пенсионерам эти денежные средства под видом кредитов и займов предоставлялись ОАО «Газпромбанк» (Тирасполь) под 0,1 %, а затем выдавались заёмщикам под 15% годовых. Разница выводилась на Кипр, Коморские острова и в Монголию. «Газпромбанк» в то время возглавляла Марина Смирнова,  а заместителем председателя правления был ее супруг. По версии следствия чета Смирновых в 2010-2011 годах регулярно получали денежные средства от кипрской компании на общую сумму $1 млн. Следователи считали, эти деньги были одной из форм легализации денежных средств, полученных Смирновым в результате хищения выделенной Россией гуманитарной помощи.

«Газпромбанк» позже был переименован в «Бизнесинвестбанк», а затем на его базе был создан Экспортно-импортный банк (Эксимбанк ПМР).

По данным СКР, на похищенные средства семья Смирновых приобрела несколько квартир в Москве, а в 2007 году за 75 млн руб. купила дом в элитном подмосковном коттеджном поселке Павлово. Также появлялась информация, что родственники бывшего президента Приднестровья также владеют недвижимостью и активами на Украине.

Еще одно обвинения в адрес Олега Смирнова звучало в связи с нецелевым использованием средств со счёта ООО «Тираспольтрансгаз — Приднестровье». Несмотря на то, что жители Приднестровья регулярно оплачивали газовые счета, деньги не перечислялись в Россию, а оседали в «Газпромбанке», откуда направлялись на покрытие внутренних нужд региона, а также тратились на финансирование Патриотической партии Приднестровья, которую возглавлял Олег Смирнов.

Сумма долга за газ на тот момент превысила $2,6 млрд. Стоит отметить, что последующая смена власти в ПМР не повлияла на оплату российского газа. На 1 июля 2015 года задолженность "Молдовагаз" перед "Газпромом" составляла $4,85 млрд, из которых $4,356 млрд – долги Приднестровья.

Обвинения Следственного комитета в адрес Олега Смирнова прозвучали практически сразу после того, как Игорь Смирнов выдвинул свою кандидатуру на очередной, пятый по счету президентский срок. Администрация президента России открыто выступала против его выдвижения, настаивая на появлении новых сил в политике ПМР. Тем не менее, Игорь Смирнов принял участие в выборах в декабре 2011 года, но проиграл Евгению Шевчуку.

Игорь Смирнов отреагировал на обвинения Следственного комитета в адрес сына и потребовал, чтобы дело о хищении гуманитарной помощи расследовалось в Приднестровье. Также он заявил, что его сын невиновен: "Вообще, когда говорят, я отвечаю так – у меня дети взрослые, я, наверное, сам так привык – они разберутся. Если виноваты – значит, понесут наказание заслуженно. Если не виноваты – никогда в жизни. И я думаю, и уверен, что этого не будет – не так воспитаны", – прокомментировал обвинения Игорь Смирнов в интервью одному из приднестровских телеканалов.

В материалах дела, кроме Олега и Марины Смирновых, фигурировали экс-президент ПМР Игорь Смирнов и его супруга Жаннетта, экс-глава приднестровского Центробанка Оксана Ионова. Также в деле были перечислены фирмы, предположительно, аффилированные с семьей Смирновых: российские ООО «Рич», «Элантра», «Русинвест», «Торгинвест», а также кипрская и монгольская компании «Inmobiliarios Comerciales Solutions Ltd» и «MN NBFI Landorf Finance Co Ltd».

Окончательных выводов следствия уголовному делу против Олега и Марины Смирновых до сих пор нет. Сообщалось, что срок следствия по уголовному делу N201/713138-11 был продлен до 27 июля 2012 года. По информации СКР, предоставленной СМИ, на тот момент оставалось найти самого Смирнова и предъявить ему обвинения.

Олег и Марина Смирновы.jpg

Олег и Марина Смирновы / Фото: obzor.md

Свои опасения по поводу нелегальных схем вывода средств в банках Приднестровья отмечали и европейские и американские чиновники. Так, в июле 2009 года британские и канадские регуляторы предупредили клиентов об опасности незаконных операций с восемью банками Приднестровья, включая «Газпромбанк» и «Приднестровский Республиканский Банк». Отчет госдепартамента США по отмыванию денег в мире 2009 года содержит данные о «криминальной активности» в Приднестровье, связанной с местной банковской системой.

По мнению некоторых экспертов, размеры теневого сектора в Приднестровье могут составлять от 26% до 40% к уровню ВВП. И левобережье Днестра регулярно подвергается критике за организацию схем по отмыванию денег.

Однако, несмотря на серьезные обвинения и участие в расследовании сил российских и молдавских правоохранительных органов реальных резонансных приговоров  до сих пор не было.

Поделиться:
Комментировать статью Добавить в закладки

Оставить комментарий


Комментариев нет