В интервью изданию CrimeMoldova бывший замначальника Службы по предупреждению и борьбе с отмыванием денег при НЦБК Михаил Гофман сделал несколько существенных заявлений о схемах, использованных в банковском мошенничестве, позже названном «кражей века». По версии Гофмана, самые важные госучреждения были вовлечены в операцию по незаконному присвоению нескольких млрд леев, в том числе ключевые сотрудники из Президиума, Парламента, Правительства, НЦБК, НБМ, СИБ, НКФР, Министерства экономики, МВД, МЮ и так далее.

Некоторые из представителей этих учреждений участвовали активно, тогда как другие несут ответственность за то что знали о готовящейся краже, но ничего не предприняли, чтобы ее остановить. 

Когда появилась первая информация о краже из банковской системы?

Первая информация о том, как добраться до резервов НБМ появилась незадолго до Рождества в 2012 году. На начальном этапе в узких кругах говорили только об управлении валютными резервами, а не о краже. Осуществление схемы вызвало эффект домино на политическом, экономическом и социальном уровнях. 

Кража века проходила в три этапа, которые широко освещались, а власти до сих пор пытаются скрыть этот факт. Среди соучастников кражи есть те,  кто не понял величины содеянного, и которые только сейчас видят картину целиком. Кража произошла благодаря шантажу, коррупции, принадлежности к криминальным группировкам и обещаниям занять ту или иную государственную должность. 

Они пытались всеми методами блокировать все международные расследования. Ограбление века получило такую огласку за рубежом, что рано или поздно людям из государственных структур, которые реализовывали эту схему, придется пожертвовать координатором. 

Плахотнюк пытается принести в жертву своих сообщников: Платона, Шора, Яралова, Филата и прочих.
И они начали понимать, что уже находятся в западне. Они угрожают взорвать политическую систему Молдовы, которая включает членов Парламента, Правительства, сотрудников госучреждений, которые должны были остановить кражу века.

Большинство стран, прямо или косвенно причастных к краже века, уже взяли под свой контроль проверку соответствующих госучреждений, чтобы дистанцироваться и показать, что они сотрудничают с международным следствием. Однако только Молдова пытается скрыть следы мошенничества.

Какую роль играл Илан Шор в схеме, и как он справился с функцией исполнителя? 

После того как Филат в 2012 году взял контроль над BEM, начались поиски того, кто мог бы стать независимым исполнителем в мошеннической схеме, чтобы в итоге заполучить валютные резервы страны. Начиная с 2013 года, эта функция была закреплена за Иланом Шором. 

По актуальным сведениям, иностранная компания ООО Roseau Alliance заключила договор с АО Banca de Economii на приобретение проблемных кредитов. В результате, Roseau Alliance должна была получить 1 млрд леев на счет BEM.

Так компания ООО Roseau Alliance (зарегистрированная по адресу Corwall Buildings, 45, Newhall street, Suite 211) открыла счет в АО BC Unibank, на который получила 11 418 000 долларов США с собственного счета, открытого в литовском ABLV Bank (LV 13AIZK0000010363607), чтобы перераспределить финансовые средства. Средства были конвертированы, а компания ООО Roseau Alliance перевела около 140 985 890 леев на свой счет в коммерческом банке АО Unibank на основе комплексного договора передачи долгов на счет 2805 в АО Banca de Economii.

Позже в июле-сентябре, компания ООО Roseau Alliance перевела около 27 910 790 евро на счет 2805 в АО Banca de Economii, согласно генеральному договору о передаче долгов. 

Затем, 29.08.2013 финансовые средства были переведены со счета 2805 из АО Banca de Economii на другой счет – 1805. Таким образом, по-видимому, были погашены долги по проблемным кредитам перед АО Banca de Economii. По оперативным данным, доход, полученный компанией ООО Roseau Alliance, был переведен на открытые в иностранных банках счета в качестве гарантий под взятые банковские кредиты. Совершенные в марте транзакции были продиктованы необходимостью сохранения АО Banca de Economii лицензии типа «C», а  также поддержания способности привлекать депозиты физических лиц.

Стоит отметить, что на тот момент у АО Banca de Economii был самый высокий процент по выплатам физическим лицам, несмотря на представленные финансовые показатели.

Почему вы только сейчас приняли решение говорить о краже миллиарда?

Я всегда говорил о краже миллиарда или, вернее сказать, о подготовке к краже из валютных резервов страны, а особенно в конце 2013 года, когда, по моему мнению, закончились первые два этапа – завершение слияния и получение контроля над банками, через которые и должны были произойти кража века и массовое хищение из финансово-банковской системы Молдовы. Не было никакой связи между этим процессом и выборами, потому что в 2013 году не было выборов вообще: ни президентских, ни парламентских, ни местных. Чуть раньше я говорил, что первая информация дошла до меня в период зимних праздников 2012 года. Тогда речь шла не о хищении фондов, а о делении управления валютными активами между некоторыми группами. Даже тогда, на этапе подготовки проведения этой схемы (ноябрь 2014 – февраль 2015), когда произошло высвобождение валюты на общую сумму в 14,53 млрд леев (третий этап), я сообщил об этом высшим государственным лицам. Я, как член секретной рабочей группы, подготовивший об этом материалы, был уволен в апреле 2014 года с остальными, кто для Правительства был той еще головной болью. 

На самом деле, была запланирована растрата 7,5 млрд леев других валютных резервов страны, но из-за протестов от этого плана пришлось отказаться. 

Почему ни одно из разоблачений не сопровождалось доказательствами. Чтобы люди поверили, вы могли бы показать хотя бы один документ. Почему вы не делаете этого?

Во-первых, в СМИ появились различные доказательства, включая материалы по 2013 году. Речь идет о решениях Парламента №16 и №152, в которых говорится о ситуации в банковской системе и, в частности, в Banca de Economii. 

Из данных доклада депутата Юрие Киринчука о краже из банковской системы, а также сведений главы НЦБК Виорела Кетрару и начальника Отдела финансово-экономических расследований Генеральной прокуратуры Геннадие Кырлий следует, что они не получили эти документы на рассмотрение. Это ложь. Исполнитель этих решений Парламента – лично я. В секретном письме №13/499S от 29 июля 2013 все руководство страны было проинформировано о том, что будет происходить в банковской системе Молдовы. Это был один из важных документов, предшествовавший созданию секретной рабочей группы по указанию премьер-министра Юрие Лянкэ поручением от 12 августа 2014 года. Впоследствии он категорически отрицал существование такой рабочей группы. В письмах Генеральной прокуратуры от 08 августа 2013 года №202-S требовали участия в этой группе представителей всех министерств, а от Национального центра по борьбе с коррупцией делегировали только меня. Все документы и сведения, относящиеся к этой теме (кража из банковской системы и подготовка к краже валютных резервов) были подписаны мною лично. Письма СПБОД (Службы по предупреждению и борьбе с отмыванием денег) в рамках НЦБК писались от имени руководителя Рабочей группы Александра Никиты (главы Отдела банковской системы) и содержали информацию об оперативной ситуации в отечественной банковской системе, а также краткосрочные и среднесрочные тенденции банковского и финансового рынков.

Эти документы засекречены, а в случае, если вы наберетесь смелости их обнародовать, тут же откроют уголовное дело. Но документы и так взяты национальной и международной прессой, уж не знаю как. Из писем, которые я дал им, следует, что их не существовало, поэтому список премьер-министра будет продолжен. Выводы я предоставляю вам, но я знаю, что государственные структуры (НЦБК, ГП, НБМ, НКФР и т.д.) участвуют в защите организаторов ограбления века.

Иначе я не могу объяснить, зачем НЦБК, Генеральной прокуратуре, СИБ скрывать доказательства, полученные из-за рубежа еще в 2013 году от аналогичных учреждений, ответственных за предупреждение и борьбу с отмыванием денег, и не предотвращать кражу века. 

После публикации определенной информации и доказательств в прессе в феврале 2016 года я потребовал обеспечить государственную защиту мне и моей семье. Я также попросил руководство НЦБК информировать меня о сути материалов по делу, но мне сообщили, что такая информация и материалы никогда мною не разрабатывались, и их не существует.

 Тогда же мне предложили должности, деньги, все, что ни пожелаю, чтобы я хранил молчание.
Учитывая обнародованную информацию, рискуем не только я и моя семья, но и другие лица, владеющие информацией по долгу службы на тот период. Известны случаи таинственных смертей чиновников, которые имели прямой доступ к этой информации. 

Как прокомментируете задержание Гачкевича, о котором, если верить одному медиа-источнику, положительно отзывался и ваш брат, Алексей Гофман?

Я раньше уже говорил на эту тему. Действительно, г-н Гачкевич занимал должность консультанта по развитию территориальных подразделений BEM. Но ему не одобрили банковский кредит, как и писали в управляемой прессе. Это ошибка. По сути, это часть плана по пятнанию репутации нашей семьи, способ надавить на меня, чтобы заставить замолчать. По факту, для многих людей, выступающих против преступной группы, череда уголовных дел и поношения продолжается. Таковы профессиональные риски, но я никогда не думал, что можно с помощью исков продать тех, кто сотрудничает с преступными группами. А я, поверьте, многое повидал в жизни. 

Возвращаясь к ситуации с моим братом. Он работает, а точнее работал в другом банковском учреждении, где были даны приказы об увольнении, если сотрудник отсутствует на рабочем месте. Это отклонения от нормы, которые были нужны, чтобы придать этим действиям законность, не навредив имиджу компании. 

По поводу задержания Гачкевича: ему и правда известно много компрометирующей информации о том, что происходило в период его работы в этой компании.

Та же ситуация произошла и с моим старшим братом, Еудженом Гофманом. Недавно его тоже уволили за отсутствие на рабочем месте, при этом ему не предоставили необходимых документов на увольнение. Это классические, излюбленные методы правительственной криминальной группировки. По сути, это была та цена, которую он заплатил за то, чтобы озвучить правду.

Вы встречались с Андреем Нэстасе в Вашингтоне? Если да, то какова была цель вашей встречи?

Мы и правда виделись с г-ном Нэстасе во время его первого визита в Вашингтон. Это произошло на заседании Конгресса США, общественного учреждения, где у него было несколько встреч. Это была случайная, незапланированная встреча, но мы обменялись мнениями по вопросам моей деятельности здесь.

Примечание. Ниже представляем этапы банковского мошенничества так, как их описывает Михаил Гофман: 

Этап1.jpg

этап 2.jpg

Этап3.jpg

Политика, Гофман, Плахотнюк, Шор, Платон
Поделиться:
Комментировать статью Добавить в закладки

Оставить комментарий


Комментариев нет